Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Премьера спектакля Аллы Сигаловой «MP3 — Равель»



4 и 5 сентября состоится премьера спектакля «MP3 – Равель», жанр которого его создатели хореограф Алла Сигалова и студенты выпускного курса Школы-студии МХАТ (мастерская Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого) обозначили как «хореографические этюды на музыку „Болеро“. Говорит Алла Сигалова: „Меня всегда волнуют талантливые люди, а этот курс — очень особенный. Эта работа – опыт познания себя, своих психологических возможностей и эмоциональных ресурсов. Ты думал, что умеешь только шептать о любви, а оказывается – можешь кричать, разрывая связки“. Танцуют Антон Ануров, Андрей Бурковский, Василий Бриченко, Дмитрий Власкин, Александра Велескевич, Екатерина Головина, Александр Дмитриев, Артем Ешкин, Полина Казанцева, Лариса Кокоева, Дмитрий Исмагилов, Эдийс Залакс, Антон Риваль, Роман Рипко, Елизавета Рыжих, Денис Матвеев, Ксения Федотова, Софья Лебедева, Станислав Румянцев, Любовь Соколинская. Спектакль создан в Школе-студии МХАТ совместно с Центром им. Вс. Мейерхольда, на сцене которого он и будет идти. Начало в 20.00
platforma-logo

«Транскрипция» - Творческая лаборатория Кирилла Серебренникова - 5-7 мая в цехе Белого на Винзаводе

Уникальный эксперимент режиссёра Серебренникова, недавно получившего "Золотую маску" за "Отморозков" - творческая лаборатория для молодых и перспективных режиссёров, хореографов, артистов и художников.

За 5 дней они должны придумать и воплотить зрелищную "транскрипцию" музыкального произведения. Результат работы можно будет увидеть ТОЛЬКО 5 и 6 мая на "Платформе" (7 мая открытое обсуждение со всеми участниками).




Билеты в кассах ВИНЗАВОДА и онлайн.
Музыкальный состав и участники.

Collapse )

"The Final Cut" ("Окончательный монтаж"), Школа-студия МХАТ, курс К.Райкина, реж

Оригинал взят у _arlekin_ в "The Final Cut" ("Окончательный монтаж"), Школа-студия МХАТ, курс К.Райкина, реж. Алла Сигалова
Все предыдущие постановки Сигаловой со студентами разных потоков - "Кармен. Этюды", "Стравинский. Игры", "Жизель, или обманутые невесты" были полноценными и, без скидок, выдающимися спектаклями. "Окончательный монтаж" - скорее набор пластических этюдов, хотя и связанных концептуально, драматургически. Единственным предметным элементом игры оказываются здесь столы - похоже, что операционные, если еще не прозекторские: опус поставлен на песни "Пинк Флойд", общая тема сочинения - мечты о мирной жизни и послевоенная реальность. Какая имеется в виду война, непонятно и не так важно, собственно, об этом и речь.

Если в "Стравинском" из кордебалета выделялся солист-протаганист (тогда в этом качестве выступал Казимир Лиске), то в "Окончательном монтажа" поначалу - пара, девочку я не опознал, а Илью Денисенко - сразу, поскольку отметил его еще в "МыКарамазоВы" Рыжакова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2219615.html

В самой жесткой сцене "Монтажа", где ребята снимают и надевают военную форму цвета хаки (остальные эпизоды мальчики работают в черных трусах-боксерах, девочки - в черных трико), персонаж Денисенко не успевает за остальными, не вписывается в заданный механистичный ритм, получает тумаки, пинки, наконец, на него набрасываются всем стадом. Если связывать этого персонажа с тем, что тот же артист делал в дуэте, то можно проследить пунктиром прочерченную сюжетную линию. Впрочем, дуэт не кажется лирическим, он тоже достаточно жесткий, напряженный, и к тому же, строго говоря, вся сила этого дуэтного номера - в эмоциональной насыщенности, а не в собственно пластической выразительности, хореографически он выглядит довольно скромно на фоне замысловатых ансамблевых конструкций и эффектных кордебалетных сцен. Яркий эпизод с девушками на резиновых "поводках" в потугах дотянуться до стакана с водой, стоящего на авансцене (парень выносит его, ставит, девушки рвуться к воде, корчась от жажды, но привязь мешает им, а парень выходит снова и залпом выпивает стакан) кажется все-таки вставным номером. А поцелуи, в которых вслед за "главной" парой пытаются слиться остальные, моментально распадаются, целующихся решительно растаскивают, отрывая друг от друга.

От уходящих парней девушкам остается только тряпье цвета хаки. Запихнув форму защитного цвета под черные трико, они остаются с "животами", но особых иллюзий, перспектив на новое будущее в "Окончательном монтаже" нет: поцелуями мир не спасти и войну не остановить, можно только нарожать новых человеков, чтобы взаимное истребление продолжалось бесконечно. В финале, пока на заднем плане молодые артисты один за другим с "двухэтажного" стола сигают на руки своим однокашникам, их коллеги у авансцены, тоже по очереди окунают головы в тазик с грязью, превращая свои лица в маски, и только после того, как эту процедуру пройдут все участники действа, молодые люди отирают грязь руками, открывая свои лица заново - следы грязи, впрочем, остаются.

"Охота на Снарка" Л.Кэролла-Ю.Лобикова в проекте "Платформа", реж. Кирилл Серебр

Оригинал взят у _arlekin_ в "Охота на Снарка" Л.Кэролла-Ю.Лобикова в проекте "Платформа", реж. Кирилл Серебренников
Я слышал, как Серебренников говорил, что для него "снарк" - это, если я правильно уловил его мысль, универсальная метафора добра, которому изначально присуща и оборотная сторона. Из многочисленных толкований "Снарка" мне ближе совсем другие версии, но в данном случае, применительно к спектаклю на "Платформе", важно не то, что думаю о поэме Кэролла я, а то, что о ней думает Серебренников. А может и это не так важно, поскольку у меня сложилось впечатление, что режиссер шел не столько не от текста поэмы, сколько от музыки, на которую она положена. В этом смысле определение жанра опуса как "оперы" не настолько формально, как можно было предполагать.

Ничего не знаю об уровне композиторских притязаний Юрия Лобикова, но его хоровая партитура не просто интересна, но и вполне самодостаточна, до такой степени, что не музыка в ней иллюстрирует, дополняет литературный материал, но скорее режиссерско-сценографическое решение "обслуживает" партитуру и выстраивается исходя из задачи подать ее максимально доходчиво, чему наилучшим образом соответствует формат перформанса. Исполнителей на сцене явно больше, чем участников охотничьей экспедиции у Кэролла, и классического "распределения ролей" нет, хотя в каждой главе-"вопле" на первый план выходит тот или иной персонаж - и настает черед мини-бенефиса того или иного актера-студента. С самого начала очевидно только одно исключение - Бобер. Если все остальные наряжены в черные фраки или платья, то Бобер (Мария Поезжаева, исполнительница роли Жанны в "Жаворонке" Беркович) - нормальный такой бобер из детских шоу. В выгородке из белых панелей бутафории минимум. в основном - надувные резиновые игрушки для бассейна.

Если углубляться в природу жанра спектакля, то его можно более точно определить как "хоровая опера". То есть, конечно, "Охота на Снарка" Лобикова - это не "Боярыня Морозова" Родиона Щедрина, но что любопытно и удивительно, в музыке не слышно прямых цитат. Наверное, если сильно напрягаться, то на словах "капитан, капитан" может почудиться шлягер Дунаевского из старого советского фильма, но тут скорее ассоциация текстовая, чем музыкальная, и революционная песнь "Там вдали, за рекой" приходит на память прежде всего в связи с идентичным стихотворным размером, а сходство с мотивчиком из "Свадьбы Фигаро" Моцарта и вовсе следует отнести на случайное совпадение, во всяком случае, цитирование узнаваемых мелодий концептуальным приемом для композитора, он же один из самых колоритных персонажей, в шотландской "юбочке"-килте, не становится. Иное дело стилизация, но опять же не мелодическая. В основе - джазовый вокал, но в ход идут разные музыкальные стили, а в пятом "вопле" стилизация доводится до пародии: на ретро-эстраду, на танцевальную попсу и т.д. Не только поют в основном хором, но и двигаются кордебалетом, вообще спектакль - командный, разделения на солистов и массовку тоже нет.

В финале текст хрестоматийного перевода Кружкова изменен - даже в сравнении с тем вариантом, ссылка на который дается на сайте "Платформы", там он соответствует книжному изданю, а в спектакле последние строки совсем другие: "Ибо Снарк - это Буджум, а Буджум - это Снарк" (вместо "Видно, Буджум ошибистей Снарка!"), что вроде бы укладывается в концепцию, озвученную в интервью Серебренниковым, но сводит, точнее, пытается сводить юмор Кэролла к рациональной трактовке.

7-ая студия

003841wdПосле большого перерыва - "Отморозки" Кирилла Серебренникова на Винзаводе
 7, 13, 25 апреля
Билеты уже в продаже www.7th-studio.ru/tickets/


Ближайшая премьера "Седьмой студии"
спектакль по Л. Кэрроллу "Охота на Снарка"
агония в восьми воплях
режиссер - Кирилл Серебренникова
композитор - Юрий Лобиков

30, 31 МАРТА и 1 АПРЕЛЯ

БИЛЕТЫ: www.7th-studio.ru/tickets/